Суббота , Сентябрь 22 2018
Главная / Образование / Школа / Частные английские школы: наш опыт поступления в secondary school

Частные английские школы: наш опыт поступления в secondary school

Как поступить в secondary school в Великобритании? Какие экзамены сдавать и как готовиться к интервью при поступлении в школу? О том, как пережила это испытание русско-ирландская семья из Лондона, рассказывает Мария Барабаш — журналист, мама 10-летнего Матвея, автор проекта «Обмен домами».

Наши поступательные мучения закончены. Сын получил место в одной из частных школ, которая как раз из серии, что надо выбирать не просто самую лучшую школу, а самую лучшую для твоего ребенка. Я верю, что эта школа — Hampton Court House — очень подходит для него, что это такое счастливое совпадение, и следующие несколько лет ребенок там будет не проживать и переживать, а расцветать и развивать свои таланты.

Школа Hampton Court House

Как не сойти с ума в поступательной гонке

Но в этой гонке 11+ (так коротко называется переводной экзамен в среднюю школу, которая начинается для детей примерно в 11 лет) даже при всей нашей безоговорочной семейной любви и поддержке, при всем знании и понимании нашего мальчика было иногда очень сложно не поддаваться общей нервной истерической линии, не перегружать его тестами, сохранять жизненный баланс.

Да, без этих чертовых тестов по математике, английскому и на логику (verbal-non-verbal reasoning) он бы просто не сдал экзамены, это запредельно сложно — то, что сейчас дети делают в 10 лет. Но при этом у него в полной мере оставались его любимые музыка и арт, теннис и кулинария, тусовки с друзьями и путешествия. То, чего очень многие дети тут в year 6 (6-м классе начальной школы) лишены из-за жесткой подготовки к поступлению в среднюю школу.

Да, мы взяли тьютора. Я — чтобы не ругаться с ребенком (у меня нет педагогических талантов, так что я лучше его любить буду, а за уроки платить деньгами, а не отношениями). Наш папа Киллиан (он просто гениальный педагог, прирожденный) — от нехватки времени и уже даже понимания этих требований.

Так вот, учительница говорила, что у нас душой отдыхает, когда с Матвеем занимается. Во многих семьях она ходит через день (у нас раз в неделю), сидит по 2-3 часа. При этом мама сидит рядом и коршуном смотрит на ребенка, а если тот делает ошибки, не стесняется кричать на него при учителе! И все поставлено на карту, все, чтобы дитя поступило! И начинают не так, как мы, наивные, за полгода до экзаменов. А класса с третьего.

Матвей

Почему мы выбрали частную школу

У нас генеральная линия была — пробуем, пробуем лучшее, но никакой трагедии не будет, если не получится, и Матвей пойдет в государственную школу. К сожалению, те государственные, куда нам реально попасть, оставляют желать лучшего. Некоторые из них, кстати, оборудованы не хуже частных, а то и лучше. И в парочке из них академические результаты стабильно высокие (но туда надо было набрать 98% из 100 на тестах).

Конечно, отдавая туда детей, мы понимаем, что нужно продолжать тьюторскую поддержку и много заниматься с ребенком дополнительно, постоянно держать руку на пульсе. Это была бы не проблема. Но есть момент, против которого бессильны все наши труды (мы прошли это с со старшей дочерью Настей) — в классе будет половина таких, как мы, а другая… не таких. Подробно писать не буду, ибо обвинят в нетолерантности. Так что идея идти в частное образование не от хорошей жизни родилась (все в курсе, наверное, что стоят частные школы в Великобритании просто безобразно дорого).

В общем, ограничились мы тремя частными школами — больше было бы просто пыткой для ребенка: в некоторых школах экзамены буквально в один день или один за другим и сидят там дети по 4-5 часов. Выбрали для поступления 2 топовые-претоповые и третью — самую лучшую для нас. Топовые-претоповые нас не взяли (и слава богу, если уж серьезно взвешивать все «за» и «против»), самая лучшая — взяла и сказала, что именно такой мальчик им нужен! Ну и мы им сказали, что нашему мальчику именно такая школа нужна.

Дальше — о том, как прошло интервью, на которое нас пригласили всей семьей.

Интервью при поступлении в частную школу: что это такое

Интервью в британских частных школах — серьезная часть поступательного процесса. Ну, во-первых надо до него дойти. Приглашают на интервью, только если ребенок набирает высокое количество баллов на тестах: обычно это математика, английский, verbal&non-verbal reasoning (тесты на логику, вербальные и невербальные) на очень серьезном уровне. И вот дальше нужно к интервью быть готовыми.

Я слышала столько историй про то, что люди нанимают специальных репетиторов, именно чтобы натаскать ребенка на интервью! Причем вроде как школы призывают родителей этого не делать — мол, нам важен ребенок такой, какой он есть, пусть проявится естественным образом. Родители кивают, типа конечно-конечно — и продолжают тихой сапой натаскивать.

Примерно так же я была удивлена, когда обнаружила, что тут принято скрывать наличие репетиторов по предметам в принципе. То есть их берут, и сильно заранее, но не говорят об этом или, когда тема поднимается, прижимают руки к груди и восклицают: «Нет, ни за что, зачем лишать ребенка детства!». Я так до сих пор и не поняла, что это за традиция такая и что тут зазорного. Ведь понятно, что дети из госшкол к 11 годам отстают (в среднем) от детей, которые с 4 лет в частной школе, где их планомерно тренируют и по тестам, и по интервью.

В книжках добрых советов вычитала — английские родители понимают, «да» или «нет», уже по толщине конверта, который приходит из школы. Тоненький — «нет, вы нам не подошли», толстенький — «заполняйте бумаги, платите депозит». Из Hampton Court House нам позвонили, обошлись без конвертов. Причем пригласили все семейство.

Семья: Киллиан, Катя, Мария, Матвей

Как мы готовились к интервью

Я опять же из книг, от знакомых и от нашей репетиторши узнала: каких только вопросов детям не задают. Помимо очевидных — что любишь делать, чем занимаешься, какую книжку сейчас читаешь — могут спросить: если бы ты был животным, кем бы ты был? Или — что слышал про Брекзит и как ты считаешь, каким путем его лучше всего проводить. (Ну да, все правительство в раздрае, никто толком еще ничего не понял, а ребенок должен по этому поводу высказаться.)

Мотя у нас политически и так подкованный — он всегда с интересом смотрит новости, задает вопросы, выписал и читает журнал The week junior, так что натаскивать его не надо. А талантов и интересов у него в наличии, всяких разных — но сможет ли он их проявить во время такой стрессовой ситуации, как интервью? Мальчик у нас совсем не конкурентный и не соревновательный, он не будет рваться в бой, чтобы проявить себя, если на него давить — скорее закроется и уйдет в себя.

Его гениальный папа, как всегда, придумал отличный ход. Сначала писали на бумажках всякие черты личности, потом каждый из нас выбирал, какая черта Моте соответствует, потом сравнивали, кто что выбрал и выбирали среднее статистическое. Такие упражнения много дали ребенку — он стал более осознанно к самому себе относиться. Какие-то вещи как бы «открыл» про самого себя.

А потом Киллиан и Мотя вместе стали делать mind map про нашего мальчика. И так это красиво у них получилось, так визуально ярко и выпукло, что Матвей мог в любой момент посмотреть на картинку и вспомнить: а, да, я же еще и это могу, и в этом силен (как кот Матроскин, помните: «Я еще и на машинке умею…»).

Карта Матвея

Карта разделена на три части. Первая — что повлияло на Мотю (большая многонациональная семья, дедушки — оба архитекторы и прекрасные художники, мама-журналистка и пр.). Вторая — тот жизненный опыт, который у него есть в наличии. Это и книги, и игра на кларнете, и любовь к кулинарии, и бесконечные путешествия, и билингвальность и любовь к изучению языков, и спорт, и креативность.

Там еще осталась третья часть не заполнена — про будущее, мечты и планы. Ну это, как говорится, to be continued… В процессе.

О школе Hampton Court House

Приехали мы на него втроем, Мотя и мы с Киллианом. Мне эта идея совместной встречи изначально была очень близка. И ребенку так намного комфортнее, и директору наверняка интересно пообщаться с семьей в целом, увидеть, насколько совпадают наши ценности.

Нам нравилось, что он на предыдущих встречах говорил какие-то принципиальные для нас вещи. Например, что ценности выше правил. Что задача школы — не нафаршировать ребенка, как индейку, огромным количеством информации, а в каждом найти что-то особенное, уникальное, и развивать эти естественные таланты. И что это не обязательно академические способности. Что для того, чтобы получить знания сейчас, вообще не обязательно ходить в школу, многое можно выучить, не выходя из дома! Школа должна давать (плюс к знаниям) что-то большее, и не только тусовку детскую. Атмосферу поддержки и творчества. Учителей, которые умеют зажигать и вдохновлять (и которые обязательно читают, много читают! — это у директора обязательное условие приема на работу).

В общем, по идеям и ценностям мы совпали. А наличие друзей, чьи дети учатся в школе уже несколько лет, дало шанс убедиться, что все это не просто красивые слова, а реальность. И дети в школе счастливы.

Пока ехали в поезде в школу, просто старались расслабить Мотю, напомнили только, чтобы не забывал смотреть в глаза и руку пожать покрепче. Директор принял нас в своем маленьком кабинете (школа-то небольшая), и сразу атмосфера была такой спокойной, рабоче-творческой, что мы почувствовали себя комфортно, и Мотя был абсолютно самим собой, таким, какой вот он есть на самом деле.

Я опущу общие вопросы — было несколько очень интересных моментов, их опишу.

Как прошло наше интервью при поступлении в школу

Директор уже многое про Матвея знал — мы заполняли большую «простынь», очень подробно отвечали на вопросы, когда начинали admission process, ну и из нынешней школы репорт у них был. И когда дошли до момента языков — что Мотя билингв и еще и французский начал учить, когда мы жили полгода в Ницце, — то обсудили важность знания языков и умение адаптироваться.

И тут директор, как фокусник, вытаскивает из рукава бумажку с текстом и просит прочитать. Матвей выразительно читает, в нескольких местах немного спотыкается — становится ясно, что этих слов он не знает, — но справляется и дочитывает до конца. Текст явно сложный, не по возрасту. Директор говорит: там была пара слов, которых ты не знал. Это нормально. С языком как — даже если чего-то не знаешь, можно догадаться и понять из контекста. Давай, догадывайся, что значит слово incredulity.

Матвей еще раз перечитывает фразу, где звучит это незнакомое ему слово, а там что-то типа: «It was the day of sorrow and day of happiness. The day of stupidity and the day of wisdom. The day of incredulity and the day of belief». И начинает рассуждать. Ну, если первые два слова — антонимы, и вторые два тоже, то incredulity — должно быть противоположностью belief. Видимо, это недоверие, неверие. «Супер», — радуется директор. А потом с хитрецой смотрит на меня и говорит: а вам это ничего не напоминает?

Я, конечно, не то что бы в момент все узнала. Но — чернушно-философский текст, и Петербург где-то там в конце мелькнул. Говорю: ну как же не признать, Федор Михалыч, поди, Достоевский! В общем, и правда, кусок был из «Преступления и наказания».

Но какой молодец директор, помнил же, что я русская и не чужда слову, подобрал Моте именно такой отрывок (а там для других, судя по всему, было что-то иное заготовлено).

Потом перешли к вопросу — всегда ли нужно соблюдать правила. Мотя говорит: конечно нет, не всегда. «Как так! — притворно возмущается директор. — Хотя да, наверное, ты прав, не всегда. А например?»

Я бы еще подумала, какой пример тут привести. А сын наш сразу сообразил и говорит: ну вот, к примеру, в школе правило — на большой перемене дети должны быть на площадке, им запрещено быть внутри школы. Мой друг пошел в туалет, там упал и повредил ногу — и что, я должен строго следовать правилам или бежать выручать друга?

«Правильно, — говорит директор. — Правила — они придумываются людьми, иногда их можно и даже нужно ставить под сомнение. Потому что и люди небезупречны. И ситуации, и времена меняются».

Потом спросил, что больше всего ребенок наш любит, — и Мотька рассказал про путешествия и про то, что мы много лет обмениваемся домами. Директор аж подскочил на стуле, так ему это понравилось. А я дополнила, что мы вообще не любим никаких идей, которые людей разделяют, — зато всегда поддерживаем идеи, которые людей объединяют. И обмен домами — из этой серии. Наши дети растут с ощущением, что мир — хотя и разный, большой, но в целом — в любой точке земного шара, независимо от того, какой там строй, какая религия и какой язык, всегда найдутся люди, такие же, как мы. Которые рады делиться тем, что у них есть. И такие поездки развивают детей не меньше, чем учебники или тесты.

На этой ноте директор с сожалением посмотрел на часы и сказал, что скоро следующее интервью, но он получил огромное удовольствие от общения с Матвеем. Вышли мы вдохновленные, гордые своим мальчиком и довольные жизнью.

Потом еще неделю ждали ответа — но я бы очень удивилась, если бы они нас «не позвали замуж»: как я уже писала, мы совпали по всем пунктам.

Источник: 7ya.ru

Смотрите также

Правописание приставок пре и при: правило из нового учебника русского языка

Так бывает: 5-й класс ребенок закончил в одной школе, а в 6-й пошел в другую, более продвинутую. А там — другая …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − 3 =